Груз "две сотни"

Гуси ходят по дороге,
В холодильнике спят трупы.
Полдень. Русская таможня.
По жаре плывет картуз:

-Что писать в графе итоги-
Сапоги или тулупы?
-Тут посылки от Цурупы!
Оформляй их, как арбуз!

Потекло и завоняло..

-Ну, иди же ты, зараза!-
Бабка - меньше погоняла,
Впереди - шипящий гусь.

-Эй, водитель, дай-ка газу!
Краше-запах керосина.
Черт! заляпал, образина,
До утра не ототрусь!

Утро. Русская дорога.
На бордюре, в стае гуси,
Лай собак, в загоне трусит
Смирный, человечий вид.

Не проси тут, ради бога!
Здесь не просят. У порога
Подожди хотя б немного,
Видишь, как рассвет кровит.

(no subject)

Прогноз погоды

Однажды влюбленная девочка
С глазами, темнее черешни,
Сказала: Мой ангел вешний,
Мы вместе и навсегда.

И день был тогда безмятежный,
А небо светлее и тише,
Как будто бы кто-то свыше
Спустился поспать на чердак .

Наутро, сонный, полез под душ
С мехов цеппелиновой тучи,
И кажется, потекла вся туш
По окнам в домах невезучих :

-Я больше тебя не люблю. Никогда
Не будем мы больше вместе!-
Сказала девочка и одна-
Она не была теперь влюблена-
Ушла, надевая крестик .

Туманом сменился раскисший день,
Под яблоню ставили клешни;
Ветви ее проросли набекрень,
Как у худой черешни:

-Я передумала, извини ,
Что-то нашло, как в тумане.-
Сказала девочка,позвонив.-
Ты постели на диване.

День уходил как охрипший бард,
С громом по дальнему краю.
-Что, если ночь перейдет в снегопад?-
Думал я, замирая.

(no subject)

Крым
Здесь древние видно бежали потопа;
Так Крым вырос камнем из Перекопа.
А сверху все степь и глухой суховей,
Где верно еще пропадает Гирей.

Где порт беглецов или рай беспризорных,
Где греков пристанище или позорных
Завоевателей пирс без швартовых,
Домик для Грина и насекомых.

Где звезды такие, что яблокам стыдно,
И повод забыться всегда благовидный.
И если собрать здесь все вздохи надежды,
То точно дотянешься до невежды,

Не ведая время, не ведая страха,
Как тот изначальный, что слеплен из праха
Наверное в месте, похожем на Крым,
Творцом неумелым но легким как дым.

(no subject)

Март

И день прошел,
И стало как-то тихо,
Как будто окна затопили льдом,
И вывернули ставни наизнанку;
Цветами внутрь, а веками под дранку;
Гляди, гляди в себя голодный дом.
Здесь хлеб пекут, детей под мышки прячут,
Из паутины колобков прядут,
Поют о небесах тут девы, плачут,
И вечно в гости ряженого ждут.
А он, глядишь, придет в сырых обмотках:
Рубаха льном да ветры в голове.
И будет первая, туманная кокотка,
Что поскользнется ночью на траве.

(no subject)

* * *

Сегодня я читал
Вергилия. Поэта.
Ходил за молоком
И по дороге жил.

Курил на чердаке
Сухие сигареты
И черным табаком
Секунды в пол крошил.

Усевшись на порог,
Мечтая о скитаньях,
Я в тишине гнездом
Нелепый голос свил:

«А может, это Бог,
Кому-то в наказанье
Меня родить на свет
Так странно поспешил».

(no subject)

****

Еще будет - много снега,
И новый час, -каждый свой,-
Сугроб принесет, как калека,-
Приносит свой горб за спиной.

Еще будет -ветер промозглый,
Как студень - неверный лед,
Ковер четвертуют на козлах,
И может быть, жизнь пройдет

С какой- нибудь незаметной
Кокеткой из машбюро,
Она тут всегда, как примета,
Когда выпадает зеро,

Когда замерзают до звона
Все проруби над рекой,
Она вдруг укажет Хирону:
Кто следующий герой,

Добраться до дома поможет
И к двери тебя подведет,
Но что- то сегодня под сердцем так гложет
И встать вместе с ней не дает.

Кто выдумал часть эту света!
Мороз здесь с зари до зари!
Но хуже всего- я лукавлю с ответом:
Мне холодно изнутри.

Соседка

Ты сочтешь меня наверно
Иль убогим иль чудным,
Но я видел, как ты, серной,
Ночью при погоде скверной
Прыгнула в молочный дым.

А к утру брела дворами,
Чуть пошатываясь в такт,
С неприметными цветами,
С серо- синими глазами
Под серебряный пятак.

Я заснул той ночью, верно
Видел все как бледный сон,
Я молчун всегда примерный,
Но скажи- тут запах серный-
Ведьма ты, иль леший- он?

Если ты, то я, как сводня,
Перестану время красть,
А спрошу тебя с сегодня
Лето вечное, Господне
Объявить и править всласть.

Если леший он, без злобы
Ничего не попрошу.
Видно, одиноки оба,
Будь хоть ты ему зазнобой,
Я ж забыть все поспешу.

Тень

Чуть гостем снег- страна другая,-
Покорна, грудью тяжела,
Как птица над водой взлетает,-
И только тень падет с крыла,
А на земле уже - зола,
Вспотевшая со льдом, пылает

И щелью заползает в дом.

Где мы на коврике вдвоем-
Ты лаешь, я дрова считаю-
Наверно, так не умирают,
И мы еще с тобой споем
И в печке книги все сожжем.

А говорить начнем по-птичьи,
На медленном огне томить
Твое сплошное безразличье,
Стремление мое забыть

Себя в изъеденном пространстве,
Ее за проливным дождем
И всех, с завидным постоянством,
Входящих не в дверной проем.

(no subject)

* * *
Старуха-карлик, поле, снег,
По грудь увязшая овчина;
Наверно где-то есть причина,
Мне не понять ее вовек:

Чей это сгорбленный побег?

И руку не подать-так страшно!
Как будто из рожна тулуп,
А в раструбе созревший труп
С ладонью ледяной и влажной

На ощупь ровно свежий сруб.

Уехать мерзко, встать - несчастье
Безвольно ожидать, скуля.
И вот у совести во власти
Я отступаю, всех кляня,
В надежде, что поймут меня,

И сразу не сочтут паскудой.

-"Иди, иди, сынок, покуда!"-
-Старуха-карлик вдруг шипит.-
"Я многих тут ждала, но чудо
И в праздник медью не звенит."

И я бегу, мой стыд забыт;
Я - победитель неприязни,
Бегу как вор от страшной казни,
А карлик, что в снегу сидит,
Мне в спину с жалостью глядит.

(no subject)

* * *

Любимых вы своих жалейте,
Кормите их теплом из печки,
Они нежнее будут сажи,
И тише станут зимней речки,

Они добрее черепахи,
Им мокрые дельфины- братья,
Им больше ничего не нужно,
Ну разве только пару платьев.

Одно нарядное с цветами,
Другое- шелковое море,
Для танцев первое, второе
Уплыть, когда разлюбят вскоре.


Любимых вы своих прощайте
Они не виноваты, больше
Они ведь вас уже не любят
Им так обиднее и горше.

Им плыть и плыть еще волнами
И растворяться в синей соли,
В чужих, других еще влюбляться
И жмуриться от верной боли.

А нам уже ничто не страшно,
Мы любим их одни, как дети,
И никого в похожих платьях,
Нам никогда уже не встретить.